Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:00 

В гостях у писательницы...

Agidelka
Мы будем сильны за пределами мира, мы пленом земным заслужили покой... (с)
Это было в среду... 23.11.
Пятый этаж... обшарпанные стены... Коммунальная квартира. И, что характерно, пьянчуга-сосед, не дающий спокойно жить. Нина Викторовна не пустила дочку студентки в туалет, достала из-под дивана горшок: "Налетит сосед, будет кричать. Он недавно нас бить приходил..."
Анна Ахматова пророчески заметила, что писатель в золотой клетке жить не должен и оказалась ужасно права. Ужасно...
Мечта моего детства, по сей день не забытая и проскальзывающая в красивых представлениях о будущем - стать писателем. Все, кого я знаю из пермских писателей, живут, так сказать, уровнем ниже среднего. Скирюку приходилось бытовать у друзей, которым он вынес благодарность в своей новой книге (а Слава неоднократно, провожая нас: "Вот жил тут Скирюк, какой кошмар был! я как раз к сессии готовился... Вообщем, хорошо, что вы на ночь не остаетесь").

Вся квартира Нины Горлановой в картинах. Собственных. Она рисует пальцами и часто (максимально было 40 картин в день). Еще по телефону сообщила, что непременно подарит мне одно из своих творений: "Жалко, ангелы закончились!.." мне досталось даже две картины: на одной - цветы, на другой - рыба, символ Иисуса Христа. Вообще, Нина Горланова - женщина очень верующая.
После перенесенной операции ее мучили сильные боли. "Господи, помоги!" - к своему удивления, попросила она. в ту же секунду в палату вошел врач. Совпадение? Она так не посчитала.

Нина Викторовна - замечательный человек. что ее делает писателем? Я это, кажется, поняла. Она во всем видит Сюжет. Не просто завязку-кульминацию-развязку, но сюжет с большой С - событие, наполненное философским смыслом, которое может чему-то научить.

...И все-таки писателем быть не расхотелось...

Конечно, это мизер от ее творчеста, но тем не менее дает представление

Как упала Токарева
Во-вторых, говорю, она упала в моих глазах в последнее время: все легко просчитывается - сын-наркоман, конечно, погибнет в конце и так далее. Пишет левой пяткой, и этой левой пятки у нее много…
Так для чего ты ее берешь, спросила подруга. А Соне, отвечаю, она же не может, как я, старые "Вопросы литературы" перечитывать, правда?! Книги дорогие, не по карману… юмор у Токаревой хороший, Соня любит юмор. Журналы выписывать тоже не хватает денег…
Не хватает, кивает подруга, она за эту Токареву двадцать тысяч заплатила, давала почитать соседке, а та еще и пятно посадила на книгу - жирное такое, огромное! Ну, отвечаю, ты же знаешь, я с книгами аккуратно… я их сразу нынче оборачиваю.
Я в самом деле обернула книгу и положила в шкаф, где паспорт. Чтоб многочисленные друзья-гости не попросили почитать. Но… Муж утром, уходя на работу, как водится, захотел "увидеть родные буквы", как он говорит, взял Токареву, полистал и так - на покрывале - оставил. А средняя дочь встала, холерично дернула покрывало, Токарева упала на пол и раскололась на две равные части.
Я сразу схватила клей и наклонилась, чтоб поднять книгу. Вообще-то для самой Токаревой, которая Виктория, это хорошо, думаю я: ее читают, а уж пятна на книге или… раскалывание на две части… я б и сама не против, чтоб мои книги сие перенесли в процессе служения людям, как говорится. И тут я пробегаю глазами первые строчки страницы, на которой книга расколота… вторые… далее… до конца… Очнулась: уже надо закрывать книгу! Так, тяга удивительно сильная у нее! Это ведь редчайший талант - не оторваться, если начал читать!.. А я ведь эти ранние вещи читала некогда, но вот снова… не оторваться было! Как люди писали в годы застоя, а? Но надо клеить. И я решила наконец встать, но… не смогла сделать ни одного движения ни одной мышцей ног! Я их отсидела? Ничего, говорю себе, Нина, все не так плохо, даже если это меня парализовало, то у Шнитке вообще после первого инсульта музыка пошла потоком, после первого инсульта он все лучшее и создал, как считают некоторые… Но больно как, даже от боли фиалки на окне стали голубыми.
Когда фиалки стали голубыми, я была дома одна. Некого позвать на помощь. А встать я не могу, и все тут! Что же делать?
Думаю: вот мне за слова "упала Токарева" наказание!.. Парализовало или не парализовало?.. Но у Шнитке после инсульта музыка… Все впереди еще! Таинственна ли жизнь еще? Таинственна еще, Линочка! Это у нас с нею такой пароль… А Лина в свое время привезла мне из отпуска икону Божьей Матери. Посмотрела я на нее, взмолилась:
- Прости мою гордыню, что я сказала "упала Токарева"… Помоги мне сейчас, Пресвятая Богородица, да святится имя Твое! Молю тебя! Горячо-горячо!
И тут меня осенило: можно ведь рывком повалиться, у нас же - слава Богу! - теснота! И я таким образом упаду на кровать Даши. И я валюсь набок, оказываюсь на кровати Даши, закрываю глаза от боли, когда их открываю, то фиалки все еще голубые. Но скоро они начинают фиолетоветь, а потом и кровь пошла по телу, по своему обычному руслу. Встала я, взяла два тома Толстого и ими придавила склеенный томик Токаревой. Снова легла. Тут девочки пришли из магазина, я им все рассказала. Они: ма, лежи, мы сами папе ужин приготовим.
- Папа, мама там лежит, у нее Слесарева упала, - голос младшей.
- Какая Слесарева? Токарева! - говорю я и понимаю, что для меня как Пушкин не связывается в сознании с пушками, так и Токарева - со станком токарным. Она уже ТОКАРЕВА, как ПУШКИН.
- Как Толстой упал, а Окутажава бежит, Толстой во сне ползет, но Окутажава не может догнать, - вспоминает младшая дочь.
- Какой Окутажава! Акутагава, наверное, - поправляю я Агнию. - Кстати, Толстой-то хорошо ее склеил, Токареву.
И вот я понесла подруге склеенную Токареву. Заметит или нет? К счастью, в этот же миг к ней пришел сосед и попросил взаймы лампочку - у него перегорела, а запаса нет. Мол, завтра же купит он новую и вернет…
- Э, нет! - отвечает подруга ему. - Ты новую себе вверни, а мне МОЮ лампочку отдай! Потому что она куплена 15 лет назад, тогда - в годы застоя - все делали качественно! А сейчас - в эпоху новую, рыночную - делают как попало, лишь бы продать…
Я уши-то накрахмалила и слушаю, слушаю. Да-а, думаю, сейчас все делают не качественно, но по законам рынка события разовьются как: либо сие не будут покупать, а будут завозить импорт… либо мы все научимся делать качественные лампочки снова!
А вот писать снова так же качественно, как писали тогда… вряд ли уже будем. Давления не стало, а на поверхности… что-то не то. Пока еще не ясно, что именно… Но с другой стороны: таинственна ли жизнь еще? Таинственна еще, Линочка! (хотя это - стихи Кушнера вообще-то!) Значит, все может быть… И искусство тоже… как лампочки… качественное пойдет снова… Все может быть.


Вот она, Нина Горланова. Еще в 2 годика, рассказывая 8 способов варки самогона, поняла, что люди любят истории:)


URL
Комментарии
2005-11-26 в 15:15 

"Для других мы создаем правила, для себя - исключения." (с)
Agidelka
*смеется* Нина Горланова? Здорово! Они с моим папой -друзья. :)

2005-11-28 в 07:28 

Agidelka
Мы будем сильны за пределами мира, мы пленом земным заслужили покой... (с)
Клево! Давно? А ты ее знаешь?
Кстати, и твоего папу как-то встретила. У редакции, что характерно...

URL
   

Заметки на полях

главная